Металлургия готова обеспечить рост внутреннего спроса

30.10.2013

Металлургия готова обеспечить рост внутреннего спроса В минэкономразвития уверены, что ограничение в следующем году роста тарифов естественных монополий приведет к сокращению затрат только компаний черной металлургии в 2014-2016 годах на 70 млрд. руб. Эта сумма может быть направлена на инвестиционную деятельность. "В случае благоприятной конъюнктуры рынка и государственной поддержки отрасли компаниями предполагается ежегодно направлять на модернизацию отрасли до 150 млрд. руб.", - отмечают в ведомстве.
О том, как восприняли эту новость металлурги, рассказывает председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по металлургии Андрей Козицын.
- Как может отразиться замораживание тарифов на услуги естественных монополий для промышленных потребителей на предприятиях отрасли с точки зрения повышения рентабельности, увеличения объемов выпуска и отгрузки, росте инвестиционных программ?
- Ситуация последних лет, когда цены на продукцию российской промышленности не растут или снижаются, а издержки, связанные с тарифами монополий и разгоняемой ими инфляцией, непрерывно растут - это путь в никуда. Поэтому сама по себе эта мера - адекватна. Но, чтобы оценить этот шаг предметно, в практической плоскости, нужно будет посмотреть, что произойдет после 1 января 2014-го.
Пока идет обсуждение. Каким будет итоговое решение, во что оно трансформируется в реальной жизни, мы сможем понять только после того, как получим формальные основания для исполнения своих обязательств по оплате услуг естественных монополий по новым расценкам и сравним их с тем, что было в нынешнем году.
- Как вы оцениваете инвестиционную активность в отрасли?
- Инвестиционная активность в металлургической отрасли в последние 10 лет находится на высоком уровне. Все крупнейшие металлургические компании страны провели серьезную модернизацию производств, реализован целый ряд крупных проектов. Российская металлургия сегодня зримо отличается в лучшую сторону от металлургии советской. Опыт, который мы наработали, показывает, что многое зависит не только от возможностей самих предприятий, но и от позиции региональных властей. Успех конкретного инвестиционного проекта зависит от наличия понимания того, что металлургия и горное производство во всем мире являются локомотивами развития региональной экономики, дают импульс другим ее секторам: от строительного и банковского до общепита и даже санаторно-курортного обслуживания. Этот эффект имеет долгосрочный характер, потому что от начала строительства шахты, горно-обогатительного комбината, металлургического завода до выхода на производство и проектную мощность проходит срок от 5 до 10 лет.
- Какие меры еще может и должно применить государство для стимулирования предприятий отрасли?
- Предприятия работают в рынке, их результаты прямо определяются уровнем спроса. Мировой рынок, к сожалению, постепенно сужается, потребление металлов в мире растет медленно, а на нашем основном рынке - в Европе - сокращается. Внутреннее потребление металлов у нас в стране уже давно не растет и несколько лет держится примерно на одном уровне или падает.
Чтобы стимулировать развитие металлургии, нужно стимулировать спрос в отраслях-потребителях - в машиностроении, энергетике, строительстве. Можно работать прямыми методами - через реализацию крупных государственных инвестпроектов, закладывая в них в качестве условия потребление необходимого оборудования и материалов на внутреннем рынке. Весьма перспективны, хотя и более сложны в реализации, косвенные методы: резкое упрощение регулирования, снижение административных издержек, повышение конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности отраслей промышленности. Нужно повышать эффективность используемых сегодня инструментов. Возьмем, например, автомобилестроение, в котором действует режим "промышленной сборки". Главное в отрасли - не автомобили, а производство автокомпонентов. Тут и технологии, и потребление первичных металлов. Рынок автокомпонентов сегодня на самом деле очень непростой, и он постоянно сжимается. Те иностранные автоконцерны, которые разместили у нас в стране сборочные производства, ориентируются на своих зарубежных поставщиков. Последние могут укомплектовать ими машину практически на 100%. У нас в стране не так много конкурентоспособных производств компонентов, но они есть, например, автомобильные радиаторы. Но этим российским заводам, которые уже провели модернизацию своих производств, на практике очень сложно зайти на конвейер. Для многих из них механизм локализации не работает так, как он должен работать. А это потери во внутреннем спросе на металл, в добавленной стоимости, в рабочих местах и налоговых поступлениях.
- Начала ли работать подпрограмма "Металлургия" госпрограммы "Развитие российской промышленности и повышение ее конкурентоспособности", утвержденная в конце прошлого года? Реальные ли ориентиры она ставит?
- Подпрограмма не предусматривает выделения бюджетных средств, то есть прямого участия государства в развитии металлургии. Это логично, потому что сегодня отрасль практически полностью находится в частной собственности и развивается самостоятельно.
Записанные в подпрограмму параметры по повышению экологической эффективности, снижению энергоемкости, увеличению доли выплавки стали в электропечах будут выполняться, потому что они соответствуют тем проектам, которые компании уже заявили и реализуют.
Что касается роста объемов производства и потребления, то здесь, как я уже сказал, ситуация регулируется рынком, а не отраслью. Российские металлурги, на мой взгляд, готовы обеспечить любой рост внутреннего спроса.
- Присутствие в ВТО отразилось на предприятиях отрасли? Уже можно сделать какие-то выводы?
- Металлургические предприятия уже давно работают на мировых рынках, поэтому присоединение к ВТО не оказало на них особого влияния. Тем более что уровень пошлин на ввоз готовой продукции в среднем остался без изменений.
Но важно не строить иллюзий: соглашение о присоединении к ВТО прежде всего регулирует доступ на российский рынок, а также вопросы экспорта российского сырья. Зарубежные рынки защищены не столько тарифными мерами, сколько жесткой конкуренцией и регламентацией. Выход на них требует серьезной работы.
Существенным следствием присоединения к ВТО станет постепенное снижение экспортных пошлин на лом металлов, особенно на цветной, где, например, пошлина на медный лом сократилась уже с 50% до 40%, а в 2016 г она опустится до 10%. При этом пошлина на вывоз медных слитков - просто переплавленного необработанного лома, составляющая сегодня 10%, в 2016 г. обнулится. Это может привести к росту экспорта вторичного сырья из России, что скажется на работе медной отрасли, у которой лом составляет 28% в сырьевом балансе.
- Есть мнение, что к 2015 г. Китай полностью насытит внутренний рынок металлов и спрос на металлургическую продукцию там резко снизится. Стало быть, китайский металл пойдет на экспорт. Смогут ли российские металлурги выдержать конкуренцию, особенно если учесть, что металлургических мощностей в КНР в разы больше?
- Китайский рынок металлов в значительной мере работает на привозном сырье, причем привлекательность импорта обеспечивается именно повышенным спросом и чуть более высокими ценами. При насыщении внутреннего китайского рынка будут существенно меняться и ценовой баланс, и потоки сырья.
Резкий рост импорта китайского металла в Россию маловероятен, во-первых, по причине сложности логистики, а во-вторых, из-за ориентации Китая на производство готовой продукции. Эта продукция уже сегодня приходит в Россию в виде автомобилей, промышленного оборудования, других товаров. С ней и должны конкурировать наши российские потребители металлов, потому что от их конкурентоспособности зависит внутренний спрос на российские металлы и, таким образом, конкурентоспособность российской металлургии.
Назад к списку